8.10.2012 Пятидесятая юбилейная выставка драгоценных камней в Бангкоке 13-16 сентября 2012 года.

       Пятидесятая выставка драгоценных камней и ювелирных изделий в Бангкоке действительно оказалась юбилейной и весьма примечательной. Во-первых - цены. В среднем, по сравнению с «не юбилейной» 49-й февральской выставкой цены на многие драгоценные камни увеличились почти в полтора раза. Фактически, начиная с 1998 года, когда наши представители посетили эту выставку впервые, это своеобразный рекорд столь быстрого повышения цен. Может быть, сказалось декларирование некоторыми странами-потребителями камней - США, Японией, Канадой и другими - так называемого «окончания глобального экономического кризиса в каждой отдельной взятой стране». Может быть, причиной такого резкого повышения цен явилось банальное обеднение рудников и приисков Африки.

Никаких внешних видимых изменений в структуре предложения, которые могли бы случиться после июньских «драгоценных» рекомендаций американского регулятора GIA и других примкнувших к ним ниспровергателей самого слова драгоценный камень (precious gem, stone). Никакой революции не случилось. Вопреки рекомендациям GIA рекомендательно драгоценный необработанный аметист все также не привлекал много внимания, по-прежнему хорошо раскупались «бериллиевые» желтые сапфиры, промотированные индийскими? а затем и российскими колдунами и оракулами. Много народа толпилось как всегда у стендов с двухдолларовыми розовыми (и сиреневыми от свинцового стекла) рубинами, бойко раскупались титановые темные как ночь диффузионные сапфиры.  Так что не услышали Вас, ребята из GIA, простые труженики литья и воскования, страшно далеки Вы от народа, рекомендуйте себе дальше. А мы уж по-простому будем покупать названия позвонче, да краски поярче, а то, что, по-вашему, «природно-синтетические имитации», так нам это также фиолетово, как свинцово-стеклянная заливка трещин в рубине.

Надутых американцев, впрочем, было еще меньше, чем в год их самого большого исхода с тайского GEM-шоу в 2009 году, когда впервые вместо мощной американской делегации, включающей в себя по обыкновению нескольких «пышных» сенаторов и торгующих лицом коммерческих GIA-функционеров, впервые появились «туссанщики» с лицами фермеров и телами, одетыми в джинсы и клетчатые рубашки. Эти парни, в отличие от первых, сильно не задавались, не пренебрегали выставочными «free» булочками и чаем, но очень хорошо знали, какие именно камни здесь, в Бангкоке, дешевле, чем в Аризоне, они знали, как гранить, чем пропитывать, «чтоб не развалилось», как галтовать не твердые, но очень красивые африканские желто-зеленые опалы. Они были тихо уверены в себе, несмотря на то, что никогда не читали «Gems & Gemology», и уж никогда не задавались вопросом выяснить, почему по-  американски  пишется Gemology, a по английски Gemmology. Они точно знали, что, как они считают нужным делать, так им и надо делать, да еще рекомендовать так делать другим, а то недостаточно еще другие экономики от них зависят. Вот бы еще и мировую ограночную и камнерезную экономику прибрать к рукам. Даром, что их вклад в камнеобработку не превышает 2%, главное, что потребляют 60%. Рекомендовать надо, надо же как-то потребление других народов регулировать.

Так вот, на юбилейной пятидесятой число посетителей-туссанщиков снизилось до одного десятка. Их заменили возросшие числом немцы, бельгийцы, индийцы (последние на экономическом подъеме), израильтяне, (мало им Лондона и Антверпена, что ли?),  и … русские.

Среди экспозиционеров, напротив, почти не осталось русских стендов с названиями типа Павел-Джемз, не приехали колумбийцы, осталось очень мало бразильцев, появились 4 стенда коммерсантов из Бирмы, стало гораздо больше чисто индийских компаний без промежуточных филиалов в Бангкоке, наконец, появилось множество компаний из Афганистана и Пакистана (см. ниже).

Русских посетителей разряда «lapidaries» и «retailers» на 50-й выставке было множество. Их действительно много было в отелях, много меньше доехали до выставки в отдаленный район Бангкока Мыанг Тани. Оно и понятно. Или рано вставать на челночный автобус, а это с вечера весьма затруднительно, или объясняться после легкого опохмела на том же русском с тайским таксистом, не знающем даже английского, а затем платить за «хайвей» втридорога. Третьего пути не было. Не обошлось и без постыдного российского курьеза.  

Одна из многочисленных российских (а на самом деле турецких) туристических фирм высадила из двух автобусов по-настоящему диверсионный «нижнетагильский» десант-отряд, состоящий из полных российских барышень уже почтенного возраста в трениках и стоптанных тапочках на шерстяной носок с большими пляжными сумками (экскурсия-то была объявлена закупочной, так что чтоб удобно было). Ваш покорный слуга не видел полного фурора закупочной экскурсии, так как десант совершал свои диверсии в основном у стендов с ювелиркой, однако хватило и нескольких отдельных диверсионных групп, заплутавших в отделах цветных камней и инструментов. Здесь все было по полной программе: очень громкая речь, совсем «экскурсионный вид», советы экспозиционерам индийцам и тайцам учить великий и могучий, вопросы «Почему лупа такая дорогая? Она что у тебя из золота? Да наср… ла я на твоего Карла Цейса! Ты мне скажи она из золота или нет?», возмущение по поводу того, что индиец очень долго ищет под столом уроненный русской туристкой сапфир, «А почему сапфир то у тебя такой дорогой, он, что у тебя, из золота?». Господа геммологи, попробуйте-ка на досуге односложно и кратко ответить на последний вопрос «покупательницы». От бессонницы очень поможет. В общем, когда на второй день десант высадился, Ваш покорный слуга свой выставочный бейджик перевернул и даже иногда припрятывал его под рубашку, уж очень мне не хотелось быть человеком «с автобуса». Благо два европейских и тайский у меня …, вот только с лицом не очень,  ничего сошел за своего. Позорище и стыдобища, однако.

Все бы было с русскими в этот раз совсем плохо, если бы не китайцы. Эти ребята появились на выставке в феврале 2008 года и были восторженно встречены как африканцами, торгующими сырьем на большом кольцеобразном прилавке под названием «Zero Vat Booth» (Безналоговый стенд), так и родственными по крови (но не по духу и религии) тайцами и местными тайскими индийцами и маврами. Две выставки 2008 года китайцы делали маркетинг, много говорили сами и спрашивали продавцов об особенностях рынка, ходили с переводчиками и ничего не покупали. 2009 год. Все повторилось, но десятки китайцев маркетинговали уже без переводчиков. По-прежнему ничего не покупали. Рекордным стал 2010 год, когда сотни китайцев в костюмах, в рубашках и обязательно в галстуках предприняли бешеную атаку на экспозиционеров с целью понять что-нибудь в трудном деле обработки, огранки и торговли камнями. В том году знакомый гвинеец опрометчиво заключил с Вашем покорным слугой пари. Гвинеец утверждал, что в этот раз китайцы что-нибудь из сырья купят. Бедняга, он совершенно не был, в отличие от меня, в курсе того, что китайцам совершенно не надо покупать в Африке камни, к 2010 году они купили африканской земли в количестве, равном территории Франции. Всю эту землю, пользуясь несовершенством местного законодательства, они не только возделывают с целью получения продуктов питания, но и бурят, бурят и бурят, копают, копают и копают! Конечно, черный брат (как они себя позиционируют) пари проиграл. 100 долларов отдал новым тогда зеленым поделочным камнем, происхождение и природу которого тогда еще никто не знал. Так вот в 2012 году многое изменилось. Китайцы все также маркетингуют. Они стали более образованными, но по-прежнему ничего не покупают. Однако экспозиционеры с ними уже не любезничают как в прошлые годы. От прилавков не гонят, но и внимание на них не обращают. На их назойливые вопросы отвечают нехотя, но с улыбкой. Все знают: китайцы не покупают. Только спрашивают. На английском. В отличие от русских. Да, русские еще более странные, чем китайцы. Они не знают английского. Но они покупают, всегда, а иногда и много.   

Да что это мы все о людях. Давайте уже и о камнях. Так вот о новых камнях. Тогда в 2010 этот зеленый поделочный камень, весом около двух килограмм, был на прилавке «Zero Vat Booth» один. С большим трудом мне удалось выяснить страну происхождения – Танзания. Похож на наш старо-оскольский фукситовый кварцит, твердость много выше, как у халцедона, цвет похож на цвет знаменитого зеленого индийского мохового агата из Пуны. Только ярче. И сам камень прозрачнее, благороднее что ли. Еще тогда, в 2010 году, фильтр Челси выявил яркое красное свечение камня на тонких сколах – центры окраски связаны с хромом. Однако цвет существенно отличается от цвета изумрудно-зеленого мторолита из Зимбабве. К 2012 году тайские умельцы уже наделали из него множество кабошонов. Сырьем заинтересовались американские туссанщики. Аспиранты-геммологи, получите у нас образец и исследуйте. Надоело ждать новых статей и рекомендаций из Gems & Gemology.

Фото 1. Новый кабошонный материал из Танзании. Танзанийский мторолит. Размеры кабошонов: овалы 15х10, 12х9 мм, багеты 15х9, 13х6 мм.

Еще один «новый» старый камень. Лавандовый кварц, лавандовый аметист, опалесцирующий аметист или опалесцирующий кварц. Впервые он появился на выставке BG&J Fair в феврале 2011 года. Его привезла бразильская фирма со штаб квартирой в хорошо известном городе Теофило Отони, штат Минас Жерайс. Камень в обточенных «выколках» продавался за $600 - $3000 за килограмм в зависимости от прозрачности, насыщенности лавандового цвета и размера выколок. За полтора прошедших года фирма из Теофило Отони хорошо поднялась, в сентябре 2012 года в Бангкоке она торговала практически исключительно лавандовым кварцем и ее сотрудники сетовали, что для торговли на Гонг-Конгской выставке, которая следует обычно непосредственно за Бангкокским шоу,  у них ничего не осталось. В сентябре цены варьировались уже от $900 до $4000 за килограмм выколок. Что и говорить камень красивый, сиреневый цвет образуется не только за счет эффекта Тиндаля (опалесценции), но и за счет изменения состояния центров окраски, связанных с атомами титана. Да, да, речь идет о сильной обработке розового кварца из месторождения Лавра да Ильха Пегматит, Такуарал, Итинга, Аракуай, Штат Минас Жерайс Бразилия. «Слабенький» розовый кварц из Бразилии подвергается воздействию гамма-излучению изотопа Со-60, затем термообрабатывается. Более точных параметров обработки Вашему покорному слуге добыть не удалось. Как подобная обработка скажется на цвете розового кварца из других месторождений неизвестно. Наибольший интерес в этом отношении представляет, естественно, мадагаскарский кварц насыщенного розового цвета.

Фото 2. Лавандовый, опализирующий аметист из Бразилии. Размер овала 27х22 мм,  вес 54,7 карат.

На некоторых столах появились желтые сапфиры с трещинами, залеченными свинцовым стеклом. Продавцы, несмотря на все многолетние рекомендации GIA и гораздо более продвинутого AIGS, естественно молчат. Никаких цветных фиолетовых «клиньев» как в рубинах с Pb-стеклом или оранжевых зон, как в рубинах с боросиликатным стеклом в желтых сапфирах не наблюдается. Артефактами облагораживания являются только пузыри и «протуберанцы течения» в самом стекле. Такое новшество со всей очевидностью свидетельствует о том, что почти все механизированные открытые карьеры добычи желто-зеленого сапфира в районе тайского города Чантабури закрыты. Пришло время вспомнить о запасах трещиноватого сырья «второго сорта».

На многих «рубиновых» витринах появились сразу три раздела: «Необработанные», «Отожженные» и «Со стеклом». Такое деление можно было найти в каждой из двух категорий «Рубины из Африки» и «Бирма». Однако даже быстрое, но внимательное исследование наиболее ярких красных камней из «необработанных» сразу позволило выявить в некоторых камнях множество специфических включений и следов перекристаллизации, однозначно свидетельствующих о первичной «осветляющей» термообработке. Более того, почти половина «отожженных» рубинов содержат явные следы боросиликатного стекла. Очевидно, что под стеклом экспозиционеры понимают исключительно свинцовое стекло, залечивание трещин которым происходит, как правило, в отдельном высокотемпературном процессе. Интересно также, что визуальный анализ некоторой части «отожженных» рубинов не позволил автору этих строк выявить хоть сколько-нибудь заметных следов залечивания. Однако увеличенное изображение картины флюоресценции некоторых из этих «стекло-непорочных» камней выявило темные пятна с нулевой интенсивностью люминесценции. Такие темные пятна всегда имели выход на одну из граней камня. Возврат к дополнительному тщательному визуальному исследованию камней в Л.х10, Л.х15, Л.х20 и даже в Л.х30 вместе с фокусным сканированием камней по глубине никаких результатов не дал. Итак, не исключено, что некоторые из камней обработаны доселе неизвестным стеклообразным материалом. Собственно, два простейших направления поиска таких материалов: повышение поверхностной активности расплавленного свинцового стекла и поиск боросиликатного стекла с показателем преломления 1.77, - известны тайским мастерам уже давно (Theodore Themelis, Бангкок, частное сообщение). Ну что ж, будем ждать научных статей из-за океана. Боимся только, что ждать придется долго, американцев на выставке практически не было.

Сильного разделения на обработанные и необработанные сапфиры на выставке по-прежнему не было. Если не считать, конечно, диффузионных (Ti и Be) сапфиров. Следует, однако, пояснить, что аналитических приемов для определения степени облагораживания синих сапфиров гораздо меньше, чем в случае его красного собрата по корундовому семейству. В основном это «млечный путь», множество мельчайших включений, образующихся при высокотемпературной разгонной диффузии Fe из черно-синих точечных выделений обогащенной железом второй фазы. Такие выделения наблюдаются в так называемой «геуде» - молочных бипирамидальных кристаллах корунда, добываемых в Шри Ланке и на Мадагаскаре на месторождении Илакака. В других случаях (например, в сапфирах с тайского месторождения Бо Пхлой, район Канчанабури) отжиг применяется для осветления черно-синего оттенка сапфира сырца. После осветляющего отжига черно-синих сапфиров млечный путь наблюдается не всегда. Таким образом, на этом примере хорошо просматривается одна из общих закономерностей мировой коммерческой геммологии: регулируется только то, что легко и точно определяется.

Конечно, свинцовое стекло не обошло стороной и синие сапфиры. Однако тут вступает в действие геммологическая экономика. Дело в том, что за последние 5 лет объем добычи рубинов обогнал общее количество добываемых сапфиров примерно в 1000 раз. Выход годных камней после операции залечивания стеклом для обоих корундов не превышает 50%. Часть трещин не имеет выхода на поверхность камня-сырца, часть трещин в корундах образуется за счет интенсивного двойникования (такие трещины как правило не залечиваются), более трети объема «леченных» рубинов содержат макроскопические воздушные пузыри, которые можно наблюдать невооруженным глазом и которые приводят к возникновению сколов и каверн на полированной поверхности ограненного камня и к выбраковке последнего. Такой выход годного вполне приемлем в случае танзанийских, мадагаскарских, мозамбикских рубинов и рубинов из Монг Хсу (Бирма). Вместе с тем, тайские огранщики и технологи не готовы терять 50% сапфиров и ярко-красных (до или после осветляющего отжига) рубинов из достаточно обедненной долины Могок (Бирма). Поэтому эти камни подвергаются «стеклянному лечению» исключительно в ограненном виде или в шлифованном состоянии «преформы», когда огранщику или технологу становится ясно, что без залечивания трещин этот конкретный камень не продать.

Такое же решение о залечивании трещин принимается часто в отношении остатка ограненных сапфиров и рубинов из Могока после оптовых, но селективных закупок этих камней. При этом надо учесть, что и в случае «стеклянного лечения» ограненных корундов или камней в состоянии «преформы» выход годного едва ли достигает 50%, так как ограненные камни легче разрушаются как в процессе самого высокотемпературного процесса, так и при нагревании и охлаждении готовой продукции вместе с печью. Вот почему на последних бангкокских выставках до 99% рубинов под табличкой Enhanced Burma Ruby (Облагороженные рубины из Бирмы) были добыты на месторождении Монг Хсу. Именно для сильно трещиноватых рубинов из этого месторождения и были впервые разработаны комплексный отжиг под слоем боросиликатного флюса, залечивание трещин свинцовым стеклом и разгонная диффузия «фантомного» гексагонального синего пятна, обогащенного железом. Такие псевдоограненные фиолетовые фантомы присутствуют в подавляющем количестве рубинов из Монг Хсу.

После разгонной диффузии в рубинах из Монг Хсу всегда остается чуть заметный светло-сиреневый и/или слабый структурно-дефектный контур гексагональной формы. Контур может быть полным и замкнутым в больших ограненных камнях или частичным, когда виден лишь один гексагональный угол. Выборочная визуальная проверка бирманских рубинов под табличкой «Облагороженные рубины из Бирмы» позволила автору быстро установить, что по крайней мере 90% облагороженных рубинов добыты на месторождении Монг Хсу.

У наиболее внимательных читателей мог возникнуть вопрос, куда тайцы «девают» камни, выбракованные после пропитки стеклом. Неужели выбрасывают? Нет, конечно. Эта информация напрямую не относится к выставке, однако стоит того, чтобы о ней знали российские специалисты. Тайцы очень рачительные хозяева. Достаточно сказать, что тайские огранщики получают всегда сдельно по 20 центов за карат при огранке камней больше 1 карата и 15 центов за огранку обсыпки. В техническом задании на огранку всегда много информации. Здесь указана и скрытая цель огранки: Cyyнг Суд Яй - максимально большой размер или вес, (вот откуда берутся пузатые павильоны и «пустые» столики), Май Пау - буквально «без надувания, без пропитки» то есть, без стекла, То Саад - только с чистым столиком и т д. Так вот, все отходы передела пропитки стеклом также попадают на стол к огранщику. Только в задании на огранку сказано Май Пау – без стекла и Лек Лек Мын Ган – маленькие, калиброванные или почти калиброванные. Тайские огранщики научились выявлять зоны со стеклом задолго до появления первых научных статей об определении стекла в рубинах на рубеже 2000 года. Вот почему тайцы даже вблизи ограночного производства всегда избегают прямого ответа на вопрос: «В Вашей рубиновой (сапфировой) обсыпке стекло есть или нет?» На этот вопрос они всегда отвечают «Кит Уа Май» - «Думаю, что нет».

Действительно, опыт изучения рубиновой и, тем более, сапфировой обсыпки размером от 1 до 3 мм, дает основания полагать, что камней с залеченными трещинами в лотах не более 5%. Тайцы прекрасно понимают, что наличие трещин в маленьких камнях обсыпки неминуемо приводит к разрушению камня при его глухой закрепке в ювелирное изделие. Вместе с тем не только цанговая, но и глухая закрепка рубинов с залеченными трещинами, начиная с размера камня 5 мм не вызывает никаких проблем. Не следует использовать сильные (например, плавиковую) кислоты при закрепке камня. Как уверяют тайцы, на этом все секреты работы ювелиров с «лечеными» рубинами заканчиваются.

В связи с тем, что более 95% всех выставленных на продажу рубинов на выставке являются сильно облагороженными, автора настоящего обзора сильно заинтересовал вопрос, а что же закреплено в изделиях. Хорошо, что на выставке даже для миллионеров непринято, как это часто бывает в России, ходить с телохранителями, в галстуке и с золотыми цацками. Так что Ваш покорный слуга был легко допущен к осмотру самых дорогих «рубино-содержащих» украшений из Индии, Китая и Тайланда. Мною было осмотрено 5 рубиновых ожерелий с алмазной обсыпкой, четыре кольца, один наручный браслет, и шесть пар сложно композиционных серег на восьми, далеко друг от друга стоящих ювелирных стендах. Средняя стоимость изделий составляла 50-60 тысяч долларов США. Не то чтобы я не ожидал увидеть того, что я увидел, но все таки, как я не готовил себя к этому, меня все же постигло некоторое разочарование. Только в одном 8-ми каратном рубине в 60-ти тысячном кольце я не обнаружил ни одного артефакта сильного облагораживания. Еще в одном кольце в рубине мною была обнаружена только одна очень мелкая «черно-белая точка», для идентификации которой явно требовался микроскоп или хотя бы 30-кратная лупа. Мою же выставочную лупу х 30 я оставил за день до изучения «ювелирки» на одном из индийских стендов. Почему на индийском? Только индийцы на бангкокской выставке не оповещают тебя сразу об оставленном пинцете, очках, лупе. Иногда они говорят напоследок «Sure, you’ll come back tomorrow and keep buying something else from me… (уверен, что завтра Вы вернетесь и купите еще чего-нибудь…). После чего следует тут же проверить наличие инструментов, очков, кошелька и т д. Такой фразы за день до того произнесено не было, и я совершенно не знал, на каком из посещенных мной индийских стендов искать мою самую сильную лупу. Так вот, качество закрепленных в дорогих изделиях рубинов было очень высоким: никакой «провальной» огранки с «пустым столиком» или «пузатым» павильоном. Все рубины сверкали, дефектов, видимых невооруженным глазом дефектов не было, цвет был красным, но достаточно близким к цвету неотожженного «Могока». Увы, почти все они содержали видимые в Л.х20 мелкие пузыри, фиолетовые, сиреневые, оранжевые и другие клиновидные включения с резкой контрастной границей. Легко было выявить и критерии селективного отбора рубинов для дорогих изделий. Вот он критерий – со стороны столика что-либо заметить без дополнительной подсветки со стороны калеты или рундиста очень трудно. Ну что ж, низко кланяюсь и благодарю за науку, господа ювелиры.

Надо сказать, что наибольший рост цен на выставках последних лет наблюдался в отношении двух драгоценных камней: изумрудов и танзанитов. А вот на 50-й выставке в Бангкоке этот рост, почему то, остановился. Пятикаратную «Замбию» приличной для изумрудов чистоты (определим ее как изумрудная-2) можно по-прежнему купить по $800-1200 за карат, такую же «Колумбию» по $2000. Приличная зеленая обсыпка до 80 долларов за карат. Все, как обычно.

Афганских изумрудов на выставке по-прежнему не было, а вот «афганских» танзанитов было достаточно много. Явление «афганских танзанитов» в зарубежной геммологической около научной печати описано невнятно и всего лишь в пяти-шести статьях. Поэтому поясним подробнее. Действительно, в письмах Gems & Gemology можно найти два сообщения о вероятном афганском происхождении нескольких розовых монокристаллических цоизитов. Однако, когда речь идет об «афганских танзанитах» немногие опытные коммерческие геммологи понимают откуда ветер дует. Дело в том, что за последние 5-6 лет в Афганистане, Западных районах Пакистана, Арабских Эмиратах и Саудовской Аравии появилось множество прекрасных танзанитов по цене вдвое, а то и в четыре раза ниже, чем на рынках Юго-Восточной Азии. Американские геммологи последователи теории заговоров против мирового оплота демократии сразу обратили внимание на то, что два нынешних и один прежний хозяин танзанитовых рудников в Танзании имеют весьма мутную политическую и коммерческую историю. Проследив первоисточники основных денежных потоков в закрома танзанито-добывающих компаний, экономисты от GIA сделали однозначный и совершенно ошеломительный вывод. Частью акций добывающих компаний владеет Аль-Каида. Этот вывод неоднократно опровергался руководством двух больших монопольных компаний, осуществляющих добычу танзанита сырца на Африканском континенте. Однако воз и ныне там. Хочешь купить танзанит дешево – поезжай в Кабул. Этот факт нашел свое подтверждение на пятидесятой бангкокской выставке. Там появились странные продавцы в живописных халатах и тюбетейках, с бородами «А ля басмач» и с весьма напряженными и по европейским меркам недобрыми лицами. На стендовых столах – рубины со всех континентов, крупная красная шпинель по 800-1200 долларов за карат, аквамарины любых размеров, весьма правда светлые, гиддениты, кунциты, нуристаниты (голубые сподумены) морганиты и … танзаниты любых размеров. Сомнений нет перед нами афганский коммерсант от геммологии. Если на февральской выставке подобный торговец был в полном одиночестве, то на 50-ой выставке их число увеличилось до семи.

На 50-ой выставке был зарегистрирован и тревожный симптом. Впервые за последние 3 года с прилавков исчез эфиопский драгоценный опал сырец. Причин может быть несколько, точную причину не знаем, выясняем. Выясним - сообщим.

В заключении отметим, что на 50-ой выставке впервые были выставлены 5 великолепно иллюстрированных практических учебников расширенного двухгодичного геммологического курса бангкокского AIGS (Asian Institute of Gemological Science, Азиатский институт  геммологических наук). Учебники включают в себя более 800 страниц и более 1000 великолепных фотографий. Книги по-прежнему издаются на тайском языке и по-прежнему не продаются, но уже выставляются в весьма расширенном и блестяще иллюстрированном виде в качестве рекламы обучения в геммологическом институте AIGS (стоимость полного двухлетнего обучения на плохом английском или хорошем тайском языке $39000). Администрация института не передает книги своим выпускникам, так что автору этих строк, знакомому с геммологическим курсом AIGS и с тайским языком не понаслышке, было опять вежливо отказано в приобретении. И никакие заверения о том, что я де уже слушал и платил, существенного действия не возымели. На этой, можно сказать, оптимистической ноте, мы и закончим свой рассказ о пятидесятой бангкокской, а на самом деле всемироной выставке драгоценных камней и ювелирных изделий. Дзё ган ха сип нынг фэйр пхлой  (тай.) – увидимся на 51-й выставке драгоценностей.

М.А.Н. и Редколлегия «Redkiekamni.ru» 

Время работы:
Пн-Пт, 10:00 - 19:00

По вопросам приобретения драгоценных камней для ювелирных украшений:
8 495 782-34-34
8 495 782-38-38
8 906 728-34-34

Продажа в выходные (Сб) и праздничные дни:
8 906 728-34-34
8 495 782-34-34
(по предварительной записи)

Экспертиза эксклюзивных камней:
8 906 728-34-34

По вопросам изготовления ювелирных украшений:
8 906 728-34-34

E-mail: info@redkiekamni.ru

По вопросам приобретения камнесамоцветного сырья, коллекционных минералов и элементов декора:


По вопросам резки камня на пластины («фанеру»), изготовление камнерезных изделий, камей, в том числе с портретным сходством:
8 495 782-34-34
Ознакомиться с камнями вживую Вы можете в нашем офисе по предварительной договорённости.
Приглашаем к сотрудничеству ювелиров.





Наш адрес:
Перед посещением обязательно звонить!
г. Москва, м. Тульская,
Подольское шоссе, д. 3, офис 20
Наши телефоны:
8 495 782-34-34
8 495 782-38-38
8 906 728-34-34
Время работы:
Пн-Пт, 10:00 - 19:00
Перед посещением обязательно звонить
После 19:00 по предварительной записи
Ликвидационные разделы:
8 906 728-34-34
Время работы:
Пн-Пт, 11:00 - 19:00
Продажа в выходные (Сб) и праздничные дни:
8 906 728-34-34
8 495 782-34-34
По предварительной записи.
Время работы:
Сб, 10:00 - 14:00
С нами можно связаться также через Whatsapp и Viber:
8 906 728-34-34