Gemfields - Причины успеха и перспективы развития Для профессионалов и любителей, которые хотят быть очень информированными

Gemfields – горнодобывающая британская компания, названа по аналогии с названием песни The Beatles «Strawberry Fields Forever» и возглавляется Йаном Хэйрботтл’ом (Ian Harebottle).  Компания контролирует добычу 20% изумрудного ограночного и кабошонного сырья и 40% ювелирного аметистового сырья. А также владеет 75%-ой долей добычи изумрудного рудника Кагем в Замбии (Kagem, Zambia), 50%-ми аметистового месторождения Кариба (Kariba) в той же Замбии (это 40% всех предложений на рынке аметиста), а также недавно приобрела 75%-ную долю в мозамбикском (Mozambique) месторождении рубинов Монтепуэз (Montepuez).

Последнее месторождение на сегодняшний день является наиболее перспективным африканским месторождением, поставляющим на рынок ограночных материалов Юго-Восточной Азии (включая Индию) как микроблочные монокристаллы рубина для их последующего осветления и облагораживания в расплавах Pb2O3 и PbO, так и сверхдорогие необлагороженные рубины ярко-красного цвета для их последующей огранки. Не удержимся от обнародования еще одной цифры. Выход годных необлагороженных рубинов из сырья с месторождения Монтепуэз, по оценкам Тайской национальной ассоциации производителей драгоценных камней и украшений, составляет 0.0003% от общего веса сырья, добываемого на месторождении Монтепуэз.

Итак, еще несколько лет назад на мировом рынке цветных драгоценных камней  действовала очень «древняя», во многом и монопольная компания, образованная в 1988 году на южно-африканских землях, принадлежащих братьям De Beers. Однако, эта компания вплоть до настоящего времени занимается исключительно одним типом драгоценных камней, пусть и природных и синтетических. Большой же горнорудной компании, профессионально занимающейся именно цветными драгоценными камнями, на рынке, тем более на фондовом рынке никогда не было. 

А почему, собственно, не было? Возможных причин может быть несколько. Во-первых, наукоемкость рынка цветных драгоценных камней. Сколько нужно времени, чтобы выучить самую подробную оценочную версию геммологии алмаза? Правильно, для хорошо мотивированного человека  с высшим техническим образованием— не больше месяца. Да, да, господа отечественные геммологи, не больше месяца. Вот с «цветниками» так быстро не получится. Для создания крупной фирмы, а в Gemfields работают более 600 постоянных сотрудников, необходимы работники редких специальностей: высококвалифицированные огранщики и практикующие коммерческие геммологи. Именно эти сотрудники должны определять, что почем продавать, а что вообще выбрасывать в отвалы. Набор более чем 50-ти «правильных» коммерческих геммологов и огранщиков стал первым ключом к коммерческому успеху Gemfields.

Во-вторых, компания стала первой по-настоящему геммологической «сырьевой» компанией. Что это значит? А вот что. Многие крупные горнорудные компании добывают цветные драгоценные камни. Однако всегда эти камни являются лишь сопутствующим сырьем. Вот примеры из нашей, так сказать, российской практики. Яшму и агат при добыче меди – в отвал (Урал, Рафалово – Украина), ценнейший гелиотроп при добыче строительного камня – в отвал (Азербайджан), изумруд и александрит при добыче бериллиевой руды – в отвал (Урал, поселок Малышева). В Африке на отвалы допускаются местные старатели, в Бразилии отвалов нет, так как добычу драгоценных камней сразу передают мелким фирмам. Лицензия на добычу камней в Шри-Ланке в среднем стоит $2000, но на острове никому не разрешается использовать горную и строительную технику. Более 80% всех цветных драгоценных камней мира добываются частными старателями и мелкими фирмами.

Беда всех мелких фирм одна: высокий профессионализм при добыче и отсутствие всякого профессионализма при продаже. Камни продаются дневными, недельными и месячными лотами (см. Фото 1). Каждый лот включает в себя камни 6-ти – 10-ти категорий качества: от совершенно чистых «extra fine» и «flow-less» до «put-in-dustbin quality». Кроме того, в «смешанном лоте» присутствуют камни всех возможных оттенков и размеров. Для калькуляции максимально возможной для покупателя цены сделки очень опытному коммерческому геммологу необходимо работать целый день. Ему необходимо разобрать весь лот на группы камней с одним цветом, размером и чистотой (см. фото 1). Такая работа требует наивысшей квалификации и, главное, огромного опыта в огранке именно тех камней, которые выставлены на продажу в смешанном лоте.  

         Фото 1. Смешанный лот изумрудов неизвестного происхождения. В лоте имеются изумруды всех размеров, всех цветовых оттенков и всех категорий чистоты. Здесь есть и изумруды, которые в большинстве ограночных центров просто выбросят в мусорную корзину (put-in-dustbin quality).

Более того, если смешанный лот продается перекупщиком, то в некоторых случаях в нем могут содержаться камни из нескольких месторождений. Так, мы встречали смешанные лоты «сырца» с афганскими и замбийскими изумрудами.

Неопытному дилеру может показаться, что такие методы торговли наиболее выгодны горнорудным компаниям. Все мелкие фирмы боятся не продать камни низкого качества. На самом деле происходит все с точностью до «наоборот». Брендовые ювелирные фирмы не покупают камни в смешанных лотах, так как определить истинную ценность таких лотов практически невозможно.

А ведь именно эти крупные фирмы обладают на рынке наивысшей покупательной способностью. Не покупают смешанные лоты и мелкие европейские и американские ювелирные фирмы, которые вынуждены выбрасывать часть такого лота. Как правило, такие фирмы крайне специализированы и производят камни и изделия высшего и среднего качества и не обладают производственными мощностями для использования в изделиях камней качества «put in dustbin». Так кто же покупает смешанные лоты камня сырца? Отвечаем. Кроме редких случаев покупки смешанных лотов некоторыми дилетантами, всегда присутствующими на рынке в количестве до 20% от общего числа покупателей, смешанные лоты покупают индийцы. Ювелирная промышленность Индии, основными чертами которой являются практически бесплатная рабочая сила и крайне низкая стоимость серебра и серебряных изделий, использует все камни любых смешанных лотов без остатка. Схема использования в порядке от наиболее чистых камней до камней мусорного качества весьма проста: ограненные камни различного качества ---> кабошоны ---> бусы, ожерелья и браслеты из камней ---> композитные  ювелирные изделия из камней (клееные и спеченные из каменной пыли).

Итак, индийцы покупают большинство лотов мелких фирм. Теперь о главном. Компания Gemfields практически не выставляет на продажу смешанные по качеству лоты! Горнорудная компания тратит на gem – маркетинг $5 млн. в год и не собирается терять миллионы долларов из-за неправильно сформированных коммерческих предложений. Любой непаркетный менеджер по продажам знает: «Суммарная цена продажи и ликвидность разных по качеству лотов много выше стоимости и ликвидности суммарного смешанного лота». Всю 500-килограммовую месячную добычу сырого изумруда ограночного качества в компании Gemfields разбирают по коммерческим лотам штатные геммологи и огранщики компании. После введения новых правил по формированию лотов выручка компании выросла в 5 раз! Еще 4 года назад биржевые аналитики пророчили Gemfields бесславное будущее. Сейчас это нарождающийся «Gem-монстр».

В настоящее время на аукционах компании, проводимых по настоянию правительства Замбии в ее столице Лусаке, основными покупателями по-прежнему являются индийцы. Однако по деньгам, затраченным на покупки, они стали существенно уступать европейским, американским и израильским компаниям. Из 40 компаний, участвующих в аукционе в Лусаке в апреле 2013 года, 60% были европейскими и американскими. Сами же индийцы по-прежнему сосредоточены на покупке изумруда сырца среднего и низшего качества. Так, на последнем аукционе наиболее дорогой лот, состоявший из 400 граммов изумрудного сырья высшего качества, был куплен израильской фирмой Eshed Diam Ltd, которая занимается исключительно огранкой крупных алмазов и изумрудов. Какова же конечная цена лота? Она держится в секрете, так как аукцион закрыт для посторонних посетителей. Однако, зная максимальный размер ограночных изумрудов с месторождения Кагем (40-80 карат в состоянии после преформирования), можно полагать, что цена могла достигать 2-3 тысячи долларов за карат преформы.  А ведь до 2013 года все аукционы Gemfields проводились непосредственно в Индии! Так сказать, к столу основных покупателей. Теперь все изменилось. И можно уже поумничать: «Если не разбивать лоты по качеству, то аукцион выигрывает покупатель самого дешевого товара», - заявляет исполнительный (у нас - генеральный) директор Gemfields Йан Хэйрботтл. У него все еще впереди. Надо еще научиться продавать рубины из Montepuez, что гораздо сложнее, чем в случае с «дефицитными» изумрудами. А еще аметисты из Kariba, там ведь тоже не все так просто.

Замбийские аметисты сильно отличаются от таковых из Бразилии. Всем своим примесным спектром отличаются. Так что быстро их уже и не отжечь в цитрин или празиолит, не облучить в «Green Gold» и «Lemon». Все режимы высокотемпературных теормообработок, разработанные для кварца из Бразилии, здесь «не пройдут». Так что компании еще работать и работать. И GIA, и родная британская ассоциация Gem-A здесь ну никак не помогут. Они больше теоретики, а вот в обработке ну совсем «не шарят». Вот поисследовать уже обработанное могут, но стоять у печи и нудно отжигать до потери пульса камни с интервалом 10 градусов, подбирая оптимальную температуру обработки, ну это, конечно, не их дело, не англосаксонское.

Вернемся к Gemfields. Конечно, вложения в маркетинг компании не идут ни в какое сравнение с 220-ю миллионами долларов, затраченными на маркетинг компанией Де Бирс. Однако и здесь у компании Gemfields есть подвижки. Компания собирается создать стратегический годовой запас изумрудов ограночного качества в те некоммерческие месяцы, которые отмечены мировыми экономическими и политическими катаклизмами.

Gemfields развивается очень успешно. Мало того, что компания сильно промотировала себя покупкой одного из самых известных ювелирных брендов Фаберже, но при этом ведь и денег не затратила ни пенни. Все рекламные промоутерские 142 миллиона долларов были «выплачены» в результате обмена акциями компании и акциями бренда Фаберже. На самом деле, за сделкой стоял основной акционер Gemfields Брайан Гилтбертсон, который и владел брендом Фаберже через принадлежащий все тому же Гилтберсону инвестиционный фонд Pallinghurst. Рекламная акция удалась на все 300%! Шум в ювелирных западных тусовках стоял целый год. Только вот традиции российских ювелиров Густава и Карла Фаберже поддерживать никто не собирался. Использовали бренд для саморекламы, а что там на самом деле, какие там секретные приложения к договору, вообще никто не знает. Дурят … брата. Одно приятно: уже не только нашего.

Ну вот, мы добрались и до выводов. Успешное развитие крупной специализированной горнорудной компании Gemfields обязательно приведет к подорожанию на мировом рынке всех изумрудов и африканских аметистов. Тенденции же ценообразования облагороженных и натуральных рубинов в связи с приходом Gemfields на месторождение Монтепуэз пока не ясны. На последней выставке в Бангкоке  сильно облагороженных рубинов было гораздо меньше, чем в прошлые годы. Налицо некоторый кризис в поставках рубинового сырья в традиционные места их обработки (Индия и Тайланд). При сохранении мировых минералогических тенденций обеднения рудников и в случае сохранения компанией Gemfields научно выверенной стратегии продаж такого сложного товара как драгоценные камни в сырье, компания может стать самой большой горнорудной компанией мира, специализирующейся исключительно на добыче, геммологическом селектировании и продаже цветных драгоценных камней

Аметистов в тесном сотрудничестве с аукционными

покупателями изумрудного сырья 24 марта 2014 года

Время работы:
Пн-Пт, 10:00 - 19:00

По вопросам приобретения драгоценных камней для ювелирных украшений:
8 495 782-38-38
8 495 782-34-34
8 495 502-24-00

Продажа в выходные (Сб) и праздничные дни:
8 495 502-24-00
8 495 782-38-38
(по предварительной записи)

Экспертиза эксклюзивных камней:
8 495 502-24-00

По вопросам изготовления ювелирных украшений:
8 495 502-24-00

E-mail: info@redkiekamni.ru

По вопросам приобретения камнесамоцветного сырья, коллекционных минералов и элементов декора:
8 495 782-38-38

По вопросам резки камня на пластины («фанеру»), изготовление камнерезных изделий, камей, в том числе с портретным сходством:
8 495 782-38-38
Ознакомиться с камнями вживую Вы можете в нашем офисе по предварительной договорённости.
Приглашаем к сотрудничеству ювелиров.





Наш адрес:
Перед посещением обязательно звонить!
г. Москва, м. Тульская,
Подольское шоссе, д. 3, офис 20
Наши телефоны:
8 495 782-38-38
8 495 782-34-34
8 495 502-24-00
Время работы:
Пн-Пт, 10:00 - 19:00
Перед посещением обязательно звонить
После 19:00 по предварительной записи
Продажа в выходные (Сб) и праздничные дни:
8 495 502-24-00
8 495 782-38-38
По предварительной записи.
Время работы:
Сб, 10:00 - 14:00
С нами можно связаться также через Whatsapp и Viber:
8 925 502-24-00
Дорогие покупатели! Компания «Редкие камни» объявляет весеннюю распродажу!
Скидка 20%
НА ВСЁ!
Акция продлится
до 30 апреля 2018 года.
* Кроме разделов "Распродажа", "Ликвидация", "Все по 150 рублей" и "Золотые украшения с природными камнями в наличии"





Весенняя распродажа! 20% на ВСЁ!
* Кроме разделов "Распродажа", "Ликвидация",
"Все по 150 рублей" и "Золотые украшения
с природными камнями в наличии"